«Почему мы защищаем огурцы и помидоры, а культуру не защищаем?»

11 января Коммерсантъ


Министерству культуры советуют ограничить деятельность иностранных цирков
Общественный совет при Министерстве культуры предложил законодательно ограничить деятельность иностранных цирков в России. Предполагается, что до конца января министерство рассмотрит предложение совета, сделанное по аналогии с продовольственными контрсанкциями.
Об инициативе общественного совета рассказал его председатель Павел Пожигайло (в 2003–2006 годах — депутат Государственной думы от партии «Единая Россия», в 2011–2014 годах — член Общественной палаты РФ, где он возглавлял комиссию по культуре, а ныне исполнительный директор Всероссийского хорового общества). «Почему мы защищаем огурцы и помидоры, а культуру не защищаем? Нам очень важно сохранить свою цирковую школу — она у нас уникальна»,— заявил он, добавив, что цирк только одна из сфер культуры, которые, возможно, нуждаются в защите «по аналогии с защитой сельхозрынка в результате введенных против России санкций». От кого защищать остальные сферы, пока не ясно, но в случае цирка прямая опасность для отечественной культуры исходит, по мнению председателя общественного совета, от вполне конкретного иностранного предприятия — а именно Cirque du Soleil.

По словам господина Пожигайло, «конкурировать с Cirque du Soleil нереально из-за их огромных бюджетов», а «наш цирк высокопрофессиональный: он не пошел по пути легкого шоу, он объективно более дорогой». Чтобы защитить позиции российской цирковой индустрии, Министерству культуры предлагается теперь ограничить либо количество выступлений иностранных трупп в России в течение года, либо количество задействованных в представлениях иностранных артистов, разработав при этом «какие-то минимальные требования к цирковой программе».

Российское подразделение Cirque du Soleil является ведущим участником отечественной цирковой индустрии. По данным Kartoteka.ru, выручка ООО «Цирк дю Солей Рус» в 2015 году составила 610,6 млн руб., чистая прибыль — 3,9 млн руб. Крупнейший российский частный цирк Московский цирк на Цветном бульваре им. Ю. Никулина в тот же период заработал 833,9 млн руб. при чистой прибыли 33,4 млн.

Государственная структура Росгосцирк, владеющая 42 стационарными и 11 передвижными цирками, в 2015 году отчиталась о чистом убытке в 75,5 млн руб. при выручке 2,1 млрд руб. В марте 2016 года бывший тогда главой Росгосцирка Вадим Гаглоев в интервью RNS оценивал билетный оборот компании в 1,8 млрд руб., падение продаж составляло 30%. Сопутствующие услуги принесли еще 309 млн руб., или 15% от билетного оборота. В Росгосцирке планируют довести этот показатель до 30%. При этом объем госсубсидий для Росгосцирка снижается: если в 2011 году дотации достигали 1 млрд руб., то в 2015 году компания получила 850 млн руб., в 2016 году — 750 млн руб. В 2015 году Счетная палата проверяла эффективность работы Росгосцирка. По итогам проверки ведомство заявило, что Росгосцирк работал с прокатчиками-должниками, а также не защищал свои программы авторским правом. Кроме того, число зрителей сократилось с 10 млн человек в 2012 году до 5 млн человек в 2014 году, отмечалось в сообщении Счетной палаты. Ведомство также сомневалось, что при текущей организации работы Росгосцирку удастся выйти на самоокупаемость — планировалось, что компания станет безубыточной к 2020 году.

Генеральный директор Cirque du Soleil в России Наталья Романова отмечает, что информация об обсуждаемых ограничениях недоступна «ни на каких публичных ресурсах, освещающих работу общественного совета при Министерстве культуры РФ». По ее мнению, «такие решения необходимо обсуждать в том числе с привлечением профессионального сообщества и если делать это добросовестно, то и с привлечением нашей компании — ООО “Цирк дю Солей Рус”. Мы российская компания, восемь лет ведущая деятельность в России, платящая в России налоги, создающая рабочие места и привлекающая многих подрядчиков как в Москве, так и в городах проведения гастролей».

«Как можно делить искусство на “свое” и “чужое”? Тем более такую его честную форму, как цирковое искусство»,— спрашивает госпожа Романова и прибавляет, что к любому шоу Cirque du Soleil — его созданию, развитию и выступлениям — причастны люди, представляющие до 50 национальностей и говорящие на 25 языках (причем до 25% артистов в зависимости от постановки говорят на русском). По ее мнению, вследствие предполагаемых ограничительных мер «Цирк дю Солей Рус» придется повышать стоимость билетов, чего компании до сих пор удавалось избежать при любых рыночных обстоятельствах. Как следствие, гастроли, возможно, придется ограничить одной только Москвой, в то время как всего выступления Cirque du Soleil в России с 2008 года охватили 12 городов. Причем общее количество зрителей за эти годы, по данным компании, составило 2,2 млн, из которых 1 млн составила немосковская аудитория. «Заставит ли это (обсуждаемые ограничения.— “Ъ”) Cirque du Soleil уйти из России? Вряд ли. И от этого точно российские цирковые коллективы лучше себя чувствовать не станут»,— подытоживает генеральный директор «Цирк дю Солей Рус».

Аргументация о защите интересов российских цирков, равно как и сравнение их с овощами, действительно выглядит довольно странно. Протекционистские меры еще никогда не приводили к расцвету защищаемого законом жанра искусства. Напротив, в искусстве, как и в других видах человеческой деятельности, конкуренция способствует взаимному творческому обогащению и развитию. Если позволить сейчас ограничить гастроли Cirque du Soleil, то в ближайшем будущем господин Пожигайло наверняка предложит отменить театральные фестивали — под тем предлогом, что у нас есть, скажем, лучшие в мире Малый театр и МХАТ имени Горького. Не нужны будут также зарубежные выставки — потому что лучше картин, выставленных в Третьяковской галерее, никто ничего еще не написал. И уж, конечно, никому не нужны гастроли зарубежных певцов — потому что после Иосифа Кобзона всех их просто противно слушать.

Роман Должанский, Елизавета Макарова, Сергей Ходнев